Что Вы ищете?

Запоминающаяся полиграфия

Запоминающаяся полиграфия

Кризис дал понять: типографии – не только соперники. В борьбе за клиента они все чаще аккумулируют усилия. И это приносит неожиданные плоды: заказчик получает необходимое в срок и в лучшем исполнении из возможного, печатники подтверждают высокую профессиональную репутацию. Наши давние друзья – типография «Эпиграф» – существуют на рынке больше 15 лет и объединяют в своей деятельности два направления – полиграфию и жаккард. Сегодняшний разговор с заместителем генерального директора «Эпиграфа» Владимиром Лесковым мы начали с вопросов партнерства, крайне актуальных в нынешние времена.

 

Коллаборация с другими печатниками – что она дает вам, что им?

Я бы сказал, что это не коллаборация, а кооперация в производстве конкретных изделий. У каждого своя технологическая «поляна», мы просто вместе выполняем последовательный ряд работ, каждый по своему профилю и для создания определенных изделий. Наверное, существуют типографии, в которых сосредоточены все возможные виды и способы печати. Я о таких не слышал. Не вижу смысла в таком разбрасывании. Что-то умеешь и хорошо делаешь ты, что-то твой сосед, поэтому, как только появляется неординарная задача, в решении задействуются несколько типографий, т.е. кооперация.

 

Сколько у вас партнеров по печати? Какие самые давние, самые крупные?

Мы не ограничиваем количество партнеров, некоторые привлекаются на разовой основе, некоторые сотрудничают с нами постоянно, много лет, особенно на таком направлении как листовая офсетная печать. Самый давний и постоянный наш партнер – типография «Литас+». Качество их работы, соблюдение сроков, умение работать с пантонами, удовлетворяет нас на всем протяжении совместной работы, уже более 15-ти лет.

 

Вы делаете упор на так называемой «запоминающейся полиграфии». Что это значит в понимании «Эпиграфа»?

– Это простой и дорогой нашему сердцу критерий – вот у вас в руках календарь за прошедший год, толку с него уже никакого, а выкидывать жалко, потому что красивый. То же самое может происходить со старой открыткой, которая чем-то «зацепила», с каталогом, который уже не актуален и т.д.

Мы хотим, чтобы такие вещи, выпускаемые в нашей типографии, даже если все-таки «уйдут в тираж», но в памяти владельца оставались надолго, поэтому «запоминающаяся».

Вы специализируетесь на постпечатной обработке. Какое специальное оборудование есть у вас?

Что называть постпечатной обработкой... Печать пятым цветом по офсетным тиражам или нанесение спецэффектов на отпечатанные форматы – это тоже постпечать. В этом смысле самое обычное оборудование.

 

Ваш конек – шелкография. Какие у нее преимущества перед офсетом, цифрой, LEDUV?

Я бы сказал, не преимущества, а просто иной круг возможностей. Во-первых, шелкография предназначена для печати не только на бумаге или картоне, но еще и на пластике, металле, стекле, дереве, ткани и нетканых материалах, сувенирной продукции. Во-вторых, шелкография – это широчайшие возможности подбора пантонов и печати в цвет образца клиента; подбора, замечу, без перевода десятков, а то и сотен листов материала для пригонки или раскатки. В-третьих, это широкие возможности подбора толщины слоя и, соответственно, увеличения его оптической плотности. Наконец, при печати шелкографией не существует ограничений, связанных с толщиной и цветом запечатываемого материала. Поэтому печать на любых, даже отличных от белых бумаг, включая черную, выполнима. Ну, и конечно, наши любимые спецэффекты. Для демонстрации возможностей мы ежегодно выпускаем каталоги спецэффектов, кстати, работая в кооперации с некоторыми поставщиками бумаги и картона.

 

У шелкографии ведь есть и свои лайфхаки, например, печать на черном картоне...

Чтобы напечатать полноцвет на черном картоне, нужна белая подложка, это аксиома. А вот сделать качественную белую подложку и потом совместить ее с полноцветной печатью (офсетной, цифровой или шелко-) – это непросто. Но мы для своих заказов решили эту проблему и с удовольствием печатаем полноцветные макеты по черным картонам.

 

Выборочное лакирование, тиснение фольгой, флокирование, глиттер – есть какие-то советы, которые вы как профессионал могли бы дать заказчикам применительно к каждой из этих технологий?

Все названное вами и другие способы отделки, это, во-первых, способ подчеркнуть что-то в печатном изображении, а во-вторых то, что мы называем «украшательство». Многое зависит от дизайнера, от того, какую идею он вкладывает в картинку. Спецэффект, сделанный не к месту, пропадет или будет смотреться инородным телом, а вот выделение какого-либо элемента, сделанное к месту, выгодно подчеркнет то, что автор пытается донести до конечного пользователя. Поэтому нет понятия «любимый спецэффект», есть пожелание заказчика выделить что-то в изображении или что-то добавить в него, и есть наши рекомендации, как это сделать разумно.

Еще нюанс. Эффекты нужны не ради эффектов, и их адресной аудиторией являются не профессионалы-полиграфисты, а конечные потребители – люди из других производственных и бытовых сфер, люди, избалованные современным качественным «глянцем». Именно эти люди должны «увидеть» и оценить. И запомнить! И, конечно, надо искать постоянно что-то новое, экспериментировать, отрабатывать на своей рекламной продукции.

Постпечать ведь – не только оборудование, но и опытные сотрудники. Где вы их находите?

Воспитываем сами. Когда к нам приходит новый человек, пусть даже уже готовый специалист, мы в любом случае должны подстроить его под наш ритм работы, под наши требования по качеству, наконец, научить тому, что ему не приходилось делать на предыдущем месте работы. Или поучиться у него! Поэтому процесс непростой, и мы очень стараемся не допускать текучки кадров. Если человек от нас уходит, это всегда болезненно для коллектива, лишних людей у нас нет.

 

 

Какие заказы за 15-летнюю практику стали для вас профессиональным вызовом?

Верные российской традиции вначале создавать себе проблемы, а потом их преодолевать, самые сложные вызовы мы бросаем себе при производстве собственных рекламных материалов. Вначале, продумав дизайнерскую концепцию изделия, потом при изготовлении стараемся максимально расширить производственный процесс, чтобы доказать себе и показать нашим клиентам – мы и ТАК можем!

 

А какие были самыми необычными?
Например, наш календарь 2019 года «Жар-птица», где на шпигеле поверх жаккардового полотна производилась шелкографическая печать золотом. И это была не только задача печати, попутно решили несколько сложных технологических проблем. Но результат, считаю, полностью соответствовал нашей концепции «запоминающейся полиграфии».

 

Изготовление печатной и ткацкой продукции – равноценные для вас направления или нет?

Для нас равно важен любой заказ от клиента, неважно, в каком производственном направлении он сделан, тем более что заказчики ткачества практически на 100% заказывают у нас и необходимую им полиграфическую продукцию. Это расширяет наши возможности и возможности наших клиентов.

 

Есть опасение, что из-за пандемии и экономического кризиса ряд отраслей отбросит на уровень 90-х. Как вы думаете, коснется ли это полиграфии?

Конечно, многие пострадали от потери объемов. Мы также. Финансового падения, к сожалению, не избежать. Как глубоко, не смогу сказать... Но рассматриваю ваш вопрос, в том числе, с технологической точки зрения и, в моем понимании, отбросить полиграфию на уровень 90-х – это, прежде всего, вернуться к полной технической нищете. А вот это невозможно. Ведь оборудование, существующее в типографиях, никуда не делось, даже если что-то и простаивает сегодня частично, то, уверен, это временное явление.

 

Прокомментировать тему мы попросили тех, кто часто делает с коллегами по цеху совместную работу.
Ждем и ваши примеры об интересных совместных проектах. Пишите нам на office@spb.bereg.net, прикладывайте фото работ и мы разместим рассказ о вас в наших соц. сетях.

Олег Федотов, директор типографии «Литас+»:

–Мы всегда были всеядны. Печатаем на формате B3 (сейчас появился B2), и в этом формате делаем всё, от эксклюзивных годовых отчетов до банальной упаковки (и в общем, если бы сейчас не было упаковки, выживать типографиям было бы в разы сложнее).

Если мы вписываемся – мы делаем. Достаточно большое число типографий называют сроки и говорят: «Мы сделаем», а потом эти сроки переносятся. Мы такое не практикуем, если сказали, что будет готово к этому времени, оно будет готово. Умение отвечать за свои слова многое значит.

Но при этом у нас есть партнеры, с которыми мы сотрудничаем, и «Эпиграф» идет в первой тройке. Все, что мы делаем для «Эпиграфа», они потом доводят до ума. Они специализируются на бирках для швейного производства, а бумажную основу с пантонами и всем остальным делаем мы (иногда даже ламинацию). А лаки, глиттерные эффекты и другие способы они накладывают потом и отдают конечному потребителю.

Мы сотрудничаем больше 10 лет, и надеюсь, это не прекратится. Для нас очень важна профессиональная порядочность. Мы не переманиваем клиентов, и компании, которые с нами работают (и, например, не успевают делать какие-то заказы), это хорошо знают.

 

Юлия Цховребова, генеральный директор типографии «Копи Шоп Оранж»:

–Учитывая то, что полиграфия – производство многогранное, невозможно быть профессионалом во всех направлениях своей отрасли. Какой бы ты ни был специалист в полиграфии, все равно на каждом направлении, будь то офсетная печать, шелкография, отделочные операции и т.д., есть свои тонкости. Невозможно да и не нужно все эти производственные участки иметь у себя в типографии. У каждого есть своя ниша, где он является профессионалом. Например у нас достаточно много заказов, которые представляют собой комплекс работ. Мы прекрасно справляемся со своим направлением – цифровая печать, широкоформатная печать, качественно и быстро выполняем на своем производстве. А вот такие работы как офсетная печать, мы с удовольствием отдаем нашим многолетним партнерам, например «Келла-Принт», «РосК», «Грейт». Ведь здесь важно не только качество исполнения, но и профессиональная этика, то есть культура исполнения и ведения заказа. Это очень важно, когда ты выбираешь себе подрядчика на те работы, которые сам не можешь предоставить заказчику.