Что Вы ищете?

Народы – малые, музеи – большие

Народы – малые, музеи – большие

Мы продолжаем тему интересных волонтерских проектов. Иногда помощь не требует больших усилий. Всё, что для этого нужно сделать – отправиться в короткое, но увлекательное путешествие по местам обитания и музеям малых народов Ленобласти – води и вепсов. Взять друзей, остановиться в специально открытых гостевых домах, посетить камерные, но буквально нашпигованные экспонатами музеи, отснять массу фотографий, поделиться ими в соцсетях – все это можно сделать легко и с удовольствием!

Руками – трогать!

–Во время одной из последних переписей населения переписчики считали, что их разыгрывают, когда, отвечая на вопрос о национальности, местные женщины заявляли: «Я – водка», – рассказывает нам экскурсовод. – А между тем, это чистая правда. Хотя по правилам современного русского языка следовало бы сказать «вожанка».

Малочисленный финно-угорский народ включен в список исчезающих: по последней переписи вожанами называют себя всего 64 человека…

На окраине деревни Монастырьки, что в Кингисеппском районе Ленинградской области, находится Музей коренных народов Водской пятины. Музей частный, создан он одним человеком – Валентиной Бабкиной. Сам дом Валентина Федоровна считает главным экспонатом. Принадлежал он финнам с самой что ни на есть русской фамилией – Ивановы.

–Семья была большая, – рассказывала Валентина Федоровна. – Когда в 1898 году родился 14-й ребенок, младшая дочь Устинья, отец построил вторую избу и соединил сенями со старой, которой никак не меньше двухсот лет. Получился настоящий водский дом.

Хозяйство у Ивановых тоже было большое. У леса на пригорке стояла кузница, сенной сарай, амбар. Дети вырастали, обзаводились своими семьями, отселялись. Вышла замуж и Устинья. За вожанина, звали его Максим. В 1939-м Максим умер. В родительском доме осталась жить Устинья с дочерями, Олей и Леной. В годы Великой Отечественной Монастырьки оказались на оккупированной территории. В 43-м Устинью с дочерями насильно вывезли в Финляндию.

–Мне тогда два года было, – рассказала Валентина Федоровна. – Когда подросла, не задумывалась над тем, что при советской власти иметь родственников за границей было нежелательно. Да и по молодости моей Устинья мне была просто неинтересна. Когда же занялась музеем, живы были только Ольга и Елена. Я разыскала их, ездила к ним в Хельсинки. Сестры обрадовались, что в их доме теперь музей (открыт он в 2013 году), рассказали мне, где чего и как было. Так что здесь все, можно сказать, как при хозяевах.

Заезжие экскурсанты часто спрашивают: откуда у простой деревенской жительницы деньги на покупку дома?

–В лихие 90-е, выйдя на пенсию, я занялась фермерством, – объясняет она. – Обзавелась хозяйством: сто гектаров земли, куча тракторов, тринадцать коров, восемь свиноматок… В общем, можно было с ума сойти. Но не сошла! И не разбогатела. Зато в 2007-м смогла купить водский дом, специально под музей. Чтобы можно было все это добро людям показать. Например, вот этот сундук-кровать из того водского дома, который посещал батюшка Иоанн Кронштадтский.

В музее нет запретительных табличек «Руками не трогать»: хозяйка будет только рада, если кто-то бережно прикоснется к предметам старины глубокой. Во время экскурсии она не раз поинтересуется у посетителей, прежде всего, у молодых:

–Вы знаете, что такое рубель? Рубель – это прадедушка утюга. Вальки – прабабушка стиральной машины. А розвальни видеть приходилось?

Коллекция ее предметов старого быта началась с бабушкиной прялки. Какие-то предметы находила сама, какие-то покупала, что-то дарили и продолжают дарить люди: «Все потащили ко мне: самовары, утюги, корзины. Сани, телеги, розвальни – эти экспонаты, как я говорю, сами ко мне пришли, своим ходом».

Посетить музей можно по предварительной договоренности по телефону 8-931-769-01-28.

 

Столица водского мира

От Монастырьков до Лужиц немногим более 30 километров. В Лужицах – «Музей водской культуры». Экскурсию нам провела его заведующая Марина Ильина.

–Деревня Лужицы – столица водского мира, – начала Марина Павловна. – Только здесь остались говорящие вожане. Нас, носителей языка еще недавно было восемь, теперь уже семь. Многие из тех, кто не знает языка, знают отдельные слова, и обязательно – названия блюд водской кухни. Где еще варят рыбные щи из свежей капусты с миногой?! Когда в доме случались перебои с продуктами, вожане отваривали сушеную рыбу и ели с картошкой и луком. Земля в наших краях скудная. Главный промысел лужицких вожан – рыбная ловля. Все, включая бабушек и дедушек, были рыбаками и рыбачками. Моя бабушка Матрена была рыбачкой – я этого не стыжусь. Без мяса водь могла обойтись, без рыбы – нет.

Рыбу вожане в основном ловили зимой. На подледный лов салаки уходили на залив на месяц всей семьей. Жили все вместе в одной будке, где кроме соломенных матрасов ничего не было. Условия работы – каторжные. Голыми руками приходилось постоянно лезть в ледяную воду. Раз в неделю кого-то отправляли с уловом на берег.

В музее особый акцент сделан на том, что связано с рыбным промыслом.

–Вот эта снасть-ловушка у русских рыбаков называется морда. Откуда такое странное название? От нас, от води. По-водски это мырда. До сих пор вожане миногу ловят такими мырдами. Эту нашли на дне реки Луги, зацепили якорем. Она старинная: внутренний корпус из бересты и обшита еще не кожей, а сосновым корнем.

…Все население деревни Лужицы, 550 человек, в 1943-м году было депортировано. Вначале перевезли в концентрационный лагерь в Эстонии, а оттуда – в Финляндию. На судне «Ариадна», в трюмах, в десятибалльный шторм. Потому что в шторм не бомбили. В 1944-м Финляндия вышла из войны против СССР, и было принято решение о возвращении на родину выдворенных из Советского Союза граждан. Смогла вернуться только треть депортированных.

–Поэтому, когда нам, вожанам, говорят: «Вас так мало!», я отвечаю: «Нас много!» – добавляет Марина Ильина.

«Музей водской культуры»: Кингисеппский район, деревня Лужицы, дом 11А. Телефон для связи: 8-921-429-10-26. Музей открыт по вторникам, четвергам, субботам с 11 до 15.

Сказки вепсского леса

Еще одни представители малочисленного народа – вепсы. В последние годы столица вепсского края – деревня Винницы – появилась в туристических заметках. Хотя массового паломничества здесь не наблюдается.

В 2018-м в Винницах открыли современный «Вепсский центр фольклора». В организованную им экскурсионную программу «В гости к винницким вепсам» входят: обзорная экскурсия, мастер-классы (на выбор – сделать куклу-оберег, разучить кадриль или испечь калитки), кукольный спектакль, интерактивная программа, викторина. Если вы хотите заодно прогуляться по национальному природному парку «Вепсский лес», а это около 200 тысяч гектаров заповедных земель вблизи деревни, есть смысл задуматься о ночлеге. В Винницком сельском поселении есть несколько гостевых домов, и центр с радостью поможет вам забронировать проживание.

Вепсский центр фольклора: Подпорожский район, село Винницы, ул. Советская, 68. Телефон: 8-81365-4-51-71.

Более тридцати лет в июне в селе проходит народное гуляние «Древо Жизни», для участия в котором съезжаются со всей России и из ближнего зарубежья не только вепсы, но и представители других малочисленных народов – карелы, ижоры, ингерманландцы, финны. В программе праздника выступление фольклорных коллективов, мастер-классы гончарного и ткацкого дела, можно даже научиться вязать веники. Центр села в этот день превращается в ярмарку, где можно приобрести утварь и сувениры, отведать блюда, приготовленные по старинным вепсским рецептам.

В прошлом году гуляние, в связи с пандемией, состоялось 15 августа. Какие даты будут выбраны в 2021-м, можно узнать в группе vk.com/event167103529или по телефону 8-81743-2-10-96.

И помните: несмотря на то, что на северо-востоке Ленинградской области проживает всего около полутора тысяч вепсов, традиции их в этих местах очень сильны.

Вепсы до сих пор верят в духов. Вепс не войдет в лес без дара Хозяину леса, кусочка сахара или конфетки. Попросит разрешения грибов или ягод пособирать, а покидая лес, поделится с Хозяином леса обретенным – положит на пенечек гриб-другой, ягодок немножко отсыплет.ф

Бережное отношение к лесу у вепса на подсознательном уровне. Деревья – живые существа. Вепсы не рубят деревья на кладбище: а вдруг в него вселилась душа покойного? Раньше вепс всегда разговаривал с деревом, которое собирался срубить. Зачитывал молитву и, сняв шапку, говорил о необходимости, вынудившей его взяться за топор. Не зря же говорят: вепс с топором за пазухой родился...

Желаем вам приятной и полезной поездки на родину вроде бы малых, но на деле – таких больших народностей!

Владимир Желтов, Наталья Лавренович

Фото Владимира Желтова