Что Вы ищете?

От литографского камня к цифре

От литографского камня к цифре

 

Картографическая фабрика Всероссийского научно-исследовательского геологического института им. А.П. Карпинского (ВСЕГЕИ) к своему 80-летию подходит известным и современным предприятием, оснащенным передовыми технологиями. За эти годы фабрика прошла славный путь, хотя некоторые годы, как и для всей страны, были непростыми. Главное, что удалось сохранить руководству, – отличный коллектив. Обо всем этом мы беседуем с начальником картфабрики Виктором Андреевым и его заместителем Юлией Самохваловой.

 

– Как давно вы здесь работаете?

Юлия Самохвалова: Я проработала 20 лет, Виктор Валентинович – с 1992 года.

У вас на сайте написано, что средний возраст сотрудников 45 лет, а стаж – 16. Это верно?

В.А.: Да. Есть те, кто отработал два-три года, но есть и те, кто сорок лет.

Ю.С.: Как правило, приживаются те, кто пришел с нуля и потихонечку учится. Если приходит готовый специалист, не может поделить технологию с мастером, каждый считает себя самым опытным.

Сколько человек у вас трудится?

В.А.:На производстве 40–45, а всего почти 70.

– Самая старая карта, которая хранится у вас на фабрике, какого года?

В.А.: 1951-го. Карты, которые выпускали с 30-х годов прошлого века, были практически рукописными – печатались с литографского камня и раскрашивались вручную. Все они переданы в Центральный архив.

– Раскрашивались акварелью?

В.А.: Да, сидел специальный человек и раскрашивал. Вообще, раньше таких специалистов было десять. Я еще застал времена, когда существовали ручная работа, горячий набор и наборные кассы с литерами. С 1950-х годов уже перешли на офсетную печать. В нашем хранилище содержится больше 10 тысяч единиц хранения: все авторские материалы, сигнальные и т.д.

До 1999 года карты выпускались отдельным изданием, отдельно к нему издавалась и объяснительная записка. А с 1999 года они поступают к потребителю упакованными в единую коробку и сопровождаются либо цифровой копией, либо цифровой моделью.

 

– Карты сейчас используются в электронном виде или в бумажном?

Ю.С.: Сейчас уже почти все в электронном.

В.А.: Переход на компьютерные технологии начался году в 1994-м, и примерно пять лет потребовалось нам для того, чтобы досконально освоить все программы.

– Вы ведь не только типография, но еще и издательство, и магазин, то есть полный цикл услуг.

Ю.С.: Причем, серьезное издательство, ведь мы издаем монографии, справочники, Геологический словарь, Российскую геологическую энциклопедию и ежеквартальный журнал «Региональная геология и металлогения». Но в первую очередь мы все-таки картографическое издательство, не книжно-журнальное.

По технологии, поставленной на платформе ArсGIS, в отрасли работает порядка 97% исполнителей, все карты миллионного масштаба делаются на ней. Такой масштаб – серьезный издательский процесс даже на уровне авторов, он возможен, когда у тебя есть определенный опыт.

Все этапы производства являются звеньями одной цепи, от начала до конца. Тем более что мы готовим к изданию наши карты (даже электронные) с учетом полиграфических технологий. Любая объяснительная записка, книжно-журнальная продукция, лист карты – все делается с учетом последних. Электронные карты потом можно издавать офсетным способом, цифровым, печатать на простом принтере.

Наше ноу-хау – интерактивная карта в веб-представлении. На такой карте можно, допустим, открыть легенду (легенда – это описание того, что рядом с изображением), выбрать какой-то слой, увеличить его и прочесть информацию; найти его же на всех участках карты; посмотреть в стратиграфической колонке, а заодно и на разрезе; запросить информацию о нем в объяснительной записке: хочешь читай, хочешь распечатывай, хочешь делай принтскрин.

– Цифра требует новой техники.

В.А.: За последние 10 лет мы приобрели порядка 25 единиц новой техники. Установили промышленную систему печати CANONImagePRESSC850, широкоформатные принтер OCEColorWave 700 и сканер WideTEK 48C. Еще у нас есть принтер для нанесения изображения на различные материалы (стекло, флэшки, ручки). Мы выпускаем комплект карт, пояснительную записку, цифровую копию на диске, упаковываем в специальную коробку и изготавливаем все это сами.

Ю.С.: На сегодняшний день мы можем напечатать от одного экземпляра. 1000 копий – это офсет. А в районе 10–100-200 штук – это, конечно, цифра.

Одна из важнейших характеристик для геолога – цвет. Есть геохронологическая шкала, которая построена на цветовой шкале охвата. Условно говоря, мел обозначен определенным цветом, сочетание конкретных cyan-magenta-yellow-black. Единственное, чего никак не передать четыремя цветами – золото. Наша мечта – машина с пятью красками, где пятая Pantone.

На основе шкалы цветового охвата была создана геохронологическая шкала. Каждому геологическому слою соответствует определенный цвет. И в каждом цвете порядка 10 оттенков.

Все цвета на картах гостированы. А шрифты тоже?

Ю.С.: Шрифты нет. Их можно поделить на три группы.

Первая – обзорные карты. Методических руководств для них нет. Каждый раз ты смотришь на предыдущие издания, пользуешься тем, что было наработано до тебя, но в итоге выбираешь шрифт сам. Берешь прошлые издания и стараешься понять: такую-то территорию занимает карта, здесь будет легенда, а если есть еще и схема, то это будет сложно по компоновке.

В переломные моменты, например, когда СССР распался, пошло большое количество тематических карт, связанных с экс-республиками. Казахстан выпустил трехязычную карту, Приамурье, и вот там при выборе шрифтов и художественной рамки большую роль играл этнос территории.

– Рамка – ведь отдельный элемент оформления.

Ю.С.: Стандартная картографическая сетка: внутренние рамки, внешние, художественные. С 1956 года по 1992–1993-й не было никаких компьютеров, человек садился и рисовал. Вот этот альбом шрифтов и рамок – то, что вручную сделали специалисты картфабрики. Очень интересно его сейчас листать. Эта рамка явно относится к Средней Азии, есть те, что говорят об Арктике, Сибири, в каких-то медведи бегают или олени, сталкиваются арктические льды.

– И шрифты таким же образом подбирались?

Ю.С.: У нас есть шрифты выдающиеся, то, что вручную создавал человек. Сейчас сложно такое представить, умение вручную вычерчивать шрифты почти утеряно, технологии идут по пути упрощения, обменного формата, чтобы шрифт читало как можно больше исполнителей, причем и в международном масштабе. Иностранные карты по сравнению с нашими очень простые, используются четыре шрифта: Arial, TimeNewRoman, их разновидности, и по сути всё. Мы к этому тоже пришли.

Следующая группа шрифтов – связанные с геологией, участвующие в обозначении слоев. Сначала был шрифт древний светлый, потом Index, Geoind. Два последних разработаны на фабрике совместно с Давиданом Георгием Израилевичем («Центр информационных технологий по региональной геологии и металлогении» – ЦИТ РГМ). Он большой специалист, мы работаем вместе много лет, и это та основа, на которую опирается отечественная геология. Сейчас в картах используется только Geoind.

Он международный?

Ю.С.: Его можно установить на свою машину и прочесть. Когда мы отдаем заказчику издания, прикладываем шрифты. Это, фактически, алфавит геологии, как и любой язык – набор символов.

Есть еще эволюция легенды. Этот шрифт относится к описанию геологического слоя, сначала в нем было много засечек, и эмпирическим путем мы вывели, что читать его было неудобно. Придумали «Стандарт 13», он без засечек, читается легче. Со временем он эволюционировал во FreeSet. А когда мы перешли в ArcGIS’ы, которые FreeSet не поддерживали, остался Arial. Очень многие нам говорили: вы же картфабрика, у вас исторические шрифты, пожалуйста, не отказывайтесь от них. К сожалению или к счастью, эта позиция не победила, к 2014–2015 году осталось небольшое число шрифтов. Тогда как с момента активной работы фабрики (1956 года) использовалось почти восемь десятков начертаний.

– Если попытаться подвести юбилейные итоги, какими они будут?

В.А.: Нам 80 лет, и для нас это значимое событие. За это время фабрика прошла путь от литографского камня к цифре. Мы развиваемся. Стараемся сделать так, чтобы людям было приятно у нас работать. Мы их обучили, сами освоили новую технику. Главное на фабрике – конечно, коллектив, это удивительные люди. Мы очень неплохо выглядим на рынке. Да, это не миллионные тиражи, но все, что мы делаем – уникальные заказы, и все они – разные.

С этого года мы немного переосмыслили концепцию и решили заниматься активным маркетингом, вести соцсети, публиковать статьи, регулярно обновлять сайт.

И инстаграм у вас есть?

–Конечно. И сайт картфабрики, и инстаграм, и фейсбук. Заходите – kf-vsegei.ru, karta@vsegei.ru